avangard-pressa.ru

Место Беларуси в общемировой цивилизации и культуре. - Культура

В XIX в. название «Беларусь, Белоруссия» стало распространяться на всю территорию нашей ныне суверенной страны (еще в XVIII в. оно относилось преимущественно к ее восточным областям). В течение нескольких десятилетий после присоединения белорусских земель к Российской империи в их культурной жизни продолжал господствовать польский язык. Самой массовой конфессией оставалось униатство. В значительной мере сохраняла свои позиции Римско-Католическая Церковь.

Переломным моментом стало восстание 1830 – 1831 гг., имевшее целью восстановить независимость Речи Посполитой. После его подавления имперские власти решили устранить по возможности все источники и проявления польского и литвинского (белорусского) сепаратизма. Был закрыт Виленский университет (до 1802 г. – Главная школа ВКЛ), осуществлялась тотальная руссификация системы образования. Власти также поддержали движение среди униатов за переход в православие. На Полоцком соборе 1839 г. униатское руководство объявило о воссоединении своей Церкви с Российской Православной Церковью. Правда, не все верующие захотели добровольно возвращаться к «вере предков» - многих пришлось принуждать полицейскими методами. При этом массово уничтожались предметы униатского культа, в т. ч. имеющие значительную историческую и художественную ценность.

События конца XVIII – начала XIX вв. остро поставили вопрос о национально-культурной идентичности белорусов, об их месте в истории. Статус официальной идеологии получила концепция западноруссизма (такое название ей дали позднейшие критики), которую в Беларуси разрабатывали историки М. Коялович (1828 - 1891), И Григорович (1792 - 1852), А. Сапунов (1851 - 1924). Согласно этой концепции белорусы наряду с великороссами и малороссами (украинцами) являются ветвями единого русского народа. Белорусская культура рассматривалась, соответственно, как вариант русской культуры, более или менее своеобразный. Западноруссизм настаивал на законно-историческом характере пребывания белорусов в составе Российской империи и в лоне Православной Церкви.

Альтернативная точка зрения утверждала существование самостоятельного белорусского этноса, имеющего оригинальные традиции языка и культурной жизни. К такому взгляду на белорусов склонялись многие ученые (историки, этнографы, языковеды), например, И. Носович (1788 - 1877), А. Киркор (1818 - 1886), Е. Карский (1860 - 1931). Его отстаивали участники революционно-демократического движения, такие как К. Калиновский (1838 - 1864), один из вождей восстания 1863 – 1864 гг., и члены Белорусской Социалистической Грамады (под таким названием она существовала с 1903 г.).

Исключительно важной формой выработки национального самосознания белорусов стала литература. А. Мицкевич (1798 - 1855), автор поэм «Деды», «Пан Тадеуш» и др., Я Борщевский (? - 1851), создатель прозаического цикла «Шляхтич Завальня, или Беларусь в фантастических рассказах», В. Дунин-Марцинкевич (1808 - 1884), автор пьес «Крестьянка», «Пинская шляхта» и др., хоть и писали, главным образом, по-польски, но постоянно обращались в своем творчестве к темам и образам белорусского фольклора, к особенностям народной речи. Я. Чечот (1796 – 1847) издал шесть сборников «Крестьянских песен» (на языке оригиналов и в переводе на польский) и сам стал писать стихи на белорусском языке, вернув его тем самым в сферу высокой культуры. Вершиной белорусской литературы XIX в. часто называют творчество Ф. Богушевича (1840 -1900), поэта и писателя остро социальной и патриотической направленности. Не имея возможности публиковаться на территории Российской империи, он вынужден был издать свои стихотворные сборники «Дудка белорусская» и «Смычок белорусский» за границей.

В начале XX в. появилась целая плеяда талантливых литераторов, выступавших за белорусское национально-культурное Возрождение: М. Богданович, М. Горецкий, Я. Купала, Я. Колас, А. Пашкевич (Тетка) и т. д. Открылись издательства, специализирующиеся на белорусскоязычных книгах («Заглянет солнце и в наше оконце» и др.), и белорусскоязычные газеты («Наша нива» и др.). Громче зазвучали требования допустить белорусскую речь в школу. Но подъем «Белорусского Возрождения» был недолгим. Распространению его идей мешал недостаток собственно белорусской интеллигенции и буржуазии (в городах Беларуси белорусы находились в меньшинстве, уступая, прежде всего, евреям). «Возрожденческий» порыв не встретил активной поддержки ни в Православной, ни в Католической Церквах, к нему остались равнодушны основные политические партии (Бунд, большевики, меньшевики, эсеры…), тем более, его не приветствовало государство.

И все же в целом период XIX – нач. XX в. оказался небезуспешным для развития культуры в Беларуси. Повысился общий уровень образованности населения, разнообразились его культурные запросы. Помимо уже названных писателей, поэтов, ученых, которые достойно представляли тогда отечественную культуру, можно упомянуть и много других имен: художников К. Альхимовича, Н. Селивановича, А. Гаравского; создателя национального профессионального театра – «Первой белорусской труппы» - И. Буйницкого; историка М. Довнар-Запольского; физика Наркевича-Едки и т. д.

И не стоит упрощать и окарикатуривать тогдашнее белорусско-русское взаимодействие на культурном поприще. Неправомерно сводить его к формуле: «Хцiвыя суседзi парасцягвалi нашы скарбы, прысвоiлi нашы святынi, зрабiлi yсе, каб адбiць нам памяць i г. д.». Например, русские аристократы, графы Румянцевы и князья Паскевичи, имея владения в Гомеле, активно занимались благоустройством города и меценатством. Важнейшей достопримечательностью Гомеля до сих пор являются выстроенный ими дворцово-парковый комплекс, включая Свято-Петро-Павловский собор.

Революция 1917 г., сокрушившая Российскую империю, изменила и судьбу Беларуси. В истории восточнославянской культуры начался новый этап. Впрочем, здесь самое время вспомнить, что в Восточной Европе проживали не одни славяне.